Меню
Наш телефон:
+7 (902) 147-09-99
Адрес:
г. Великий Новгород, ул. Зелинского 26, 1 этаж
Единый телефон службы спасения:
Хлебникова Светлана Валентиновна
Председатель совета НОО ВДПО
+7 (902) 147-09-99
Мы продолжаем нашу рубрику «История пожарной охраны глазами ветеранов».

И у нас в гостях ветеран пожарной охраны подполковник внутренней службы в отставке Гвоздов Юрий Иванович! Помощник начальника Главного управления МЧС России по Новгородской области, начальник отдела правового обеспечения – юрисконсульт!

– Трудовая деятельность моя началась после окончания средней школы № 23 г. Новгорода (ул. Зелинского д.6) в 1972 году. В этом же году я поступил в институт: Новгородский филиал Ленинградского электротехнического института им. В.И. Ульянова (Ленина) (НФЛЭТИ), статус которого изменился в 1975 году. В 1977 году окончил уже Новгородский Политехнический институт, по специальности инженер электронной техники. Теперь это Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого (НовГУ, ул. Б. Санкт-Петербургская д.41). По распределению был направлен в Производственное объединение «Планета» (ПО «Планета», ул. Ф. Ручей, 2) или завод «имени Ленинского комсомола». Тогда было еще распределение. Сейчас здесь располагается ТЦ «Диез». Что интересно, даже сейчас ещё функционирует на прежних площадях небольшое производство ЗАО НПП «Планета – Аргалл», где производятся и выпускаются микросхемы и планарные транзисторы для Российского рынка электронной промышленности.

Вначале меня назначили технологом на участок по производству сплавных транзисторов МП-26: электролитическое травление, технологическая промывка в деионизованной воде, ультразвуковая сварка золотой проволочки (d=12мк) к проводящим контактам монокристаллической структуры германиевой подложки, а также окончательная сварка, окраска и маркировка колпачка транзистора. Через год был переведен технологом на участок фотолитографии и вакуумного напыления уже в производстве микросхем. По локальному напылению работал с такими металлами как золото, серебро, платина на микрокристаллических структурах кремния.

В 1977 году я был распределен на этот завод, а в декабре 1979 года началась война в Афганистане. Вызвали повесткой в военкомат, где сурово сказали:

– В институте у вас была военная кафедра, вы имеете военный билет и военную специальность. Советской Армии нужны офицеры связи. Хочешь служить?

– Нет, не хочу, мне нравится моя работа.

– Всё хорошо, это нормально. Теперь полюбишь и военную службу. Пойдешь всего-то на два года и куда Родина прикажет. Понятно!?.

В институте, когда учился, была военная кафедра. Сначала «Военно-морская кафедра», потом, когда статус института поменялся, стала просто «Военная кафедра». Готовили нас, как офицеров связи. Сначала готовили на командиров БЧ-4, на подводные лодки, т.е. рубка связиста (узел связи на подводной лодке). Потом для работы на спецаппаратуре связи.

Прошел в итоге медкомиссию, и меня призвали в Советскую Армию. Служить пришлось в Заполярье, можно сказать из двух лет, восемь месяцев я «прожил в бронетранспортере», сплошные учения были. Раньше в армии действительно учили. Было в подчинении 100 бойцов. Техники было много – 45 единиц, 500 единиц стрелкового вооружения. И вот я, гражданский абсолютно человек, руководил этим подразделением – ротой связи. Не вылезая с учений! Два года отслужил и вернулся обратно в Новгород.

После службы в армии, по направлению Ленинского райкома КПСС был направлен для дальнейшего прохождения службы в УВД Новгородской области. Оперативной работой, типа уголовного розыска, следствия и т.д. заниматься не хотел. Хотел в зеленой форме быть. Вот и попал, таким образом, в пожарную охрану (прим. в пожарной охране как раз носили зеленую форму). Мне предложили, и я согласился. На завод уже не вернулся, хотя предлагали стать начальником цеха, а я отказался. После армии хотелось уже быть в «форме», «в погонах». Наверное, какое-то мужское начало сыграло.

В начале, где-то более года работал в Государственном пожарном надзоре (ГПН), занимался статистикой, учетом пожаров. Была создана группа по расследованию причин крупных пожаров.

Это с 1982 по 1984 годы – ГПН. Потом, начальник отдела пожарной охраны Новгородской области Макаров Валентин Александрович, волевым решением перевел меня в кадры. Он меня ломал, говорю, не пойду я ни в какие кадры! Боевой офицер! Не пойду! В итоге, вызвал в кабинет и сказал: «Ознакомься с приказом, и шуруй на свое рабочее место». Я пришел, и сел опять в Госпожнадзор. В общем, меня из ГПН вытащили, и засунули все-таки в кадры. Как-то так….

В кадрах проработал где – то два года. После этого Макаров В.А. перевел меня на должность заместителя начальника ВПЧ-1, на «Химию» (прим. ПО «Акрон»). Замом к Михайлову Виктору Нефедовичу. Грабовский Николай Дмитриевич был переведен в службу пожаротушения, а я на его должность. Там я прослужил до марта 1989 года.

Было несколько пожаров на НПО «АЗОТ» (прим. ПАО «Акрон»), и аварии были…

Самый запоминающийся пожар – «Грандбашня», на высоте 90 метров. Я, в составе боевого расчета, прокладывал по наружной лестнице рукавную линию, для подачи ствола «А». Вели по внешней лесенке, она сваренная из арматуры была. Некоторые ступеньки наступаешь, а они отваливаются и падают вниз. А мы шли вверх, несмотря на это. Башня служила для производства гранул удобрения. Сверху раствор, концентрированный подают, и пока раствор падает свободно –летит вниз, происходит его кристаллизация, приземляются уже гранулы удобрения. 120 метров – жидкость – кристаллизация – удобрение. Цех нитроаммофоски.

– И что там загорелось? Где?

– Я нюансы уже не помню, горела внутри башни аппаратура, т.е. по электрике что-то было. Мы шли с двух направлений. И внутри работали ребята, а мы снаружи шли. Огонь наружу не вышел. «Грандбашня» – она полосатая такая, отовсюду ее видно в городе, она самая высокая.

Были утечки еще аммиачной воды. Как-то горел один из цехов. Был объявлен повышенный номер вызова. Народ (прим. личный состав пожарной охраны из числа работников, не состоящих на должностях службы пожаротушения города Новгорода) раньше без КИПов (прим. кислородно-изолирующий противогаз для защиты органов дыхания пожарных для работы на пожарах) был. После тушения всех рвало, выворачивало прямо.

– А почему?

– Потому что на всех не хватало боевой одежды, без КИПов большинство было. К тушению пожара были привлечены дополнительные силы и средства из Новгорода, а в городе не было еще таких средств защиты для всех участников тушения пожара на взрывопожароопасном объекте, на вредном производстве. Проблемы были с этим в то время. Как раз для них и не хватало средств защиты. Только спустя время начали выдавать КИПы, даже инспекторам ГПН. А тогда, только дежурная смена имела полностью экипировку и снаряжение для тушения пожара.

– Как они тогда работали?

– Так дадут рукав-ствол, и подавай воду. В начале 80-х годов ничего этого не было. Т.е. первые средства защиты органов дыхания для пожарных появились именно на «Химии», и только потом пошло распространение по обеспечению личного состава пожарных частей КИПами, начиная с Новгорода и по всей Новгородской области.

Была ведь профессиональная пожарная охрана. А когда произошёл пожар в гостинице «Россия» в Москве где-то в 1975 году, началось военизирование пожарной охраны. Как всегда, сначала Москва, Питер, столицы союзных республик, и далее по всему Советскому Союзу. Это затратные мероприятия и по финансам, и по людским ресурсам. Подбор кадров совсем уже по -другому шел, как в органы МВД требования по здоровью и благонадежности.

– Получается, на «Химии» утечка аммиака, а люди без средств защиты?

– Да, я тогда хватанул, один раз вздохнул и воспаление легких, внутри обожгло все. После этого семь воспалений легких еще было. Такая вот служба! Ковидное, в этом году – восьмое… Выжил!!!

Раньше не было ведь так называемой «текучки кадров», люди десятками лет работали в одном коллективе и передавали свой опыт молодым. Наставничество было очень развито в те времена. 80-е, 90-е годы…и ранее.

Молодой специалист приходил с учебного заведения и к нему прикреплялся опытный наставник, который ведет его по службе, помогает. Связь поколений, навыки, традиции, грамотное и добросовестное отношение к работе – все передавалось. Не так, что заменяешь всех с нуля. Как раз при переходе из МВД в МЧС пожарной охраны такую стадию и прошли. В настоящее время уже многие высокопоставленные должности занимают именно понимающие работники из пожарной охраны. И это радует.

Я как раз готовил документы по передаче пожарной охраны из ведомства МВД в ведомство МЧС, через 20 лет после «Химии». А тогда, работая на «Химии», всегда хотел получить юридическое образование. У меня рапортов восемь руководству было написано, чтобы на учебу направили.

– Почему именно в юристы?

– Так я всегда имел желание стать юристом. Но мне было сказано: «Менты пожарке не нужны». Пришлось на время покинуть пожарную охрану и перейти в милицейскую структуру, во вневедомственную охрану, где также работали в руководстве и сотрудники милиции, имеющие пожарное образование. Они меня благословенно и приняли: Шанин (к сожалению, забыл, как звали) и Бегичев Юрий Леонидович. Оттуда я успешно поступил в Академию, причем поступил в Московский филиал Академии МВД СССР, а окончил Высшую Санкт-Петербургскую юридическую школу, т.е. второе высшее опять, поступил в одно заведение, окончил другое (по названию, статусу, и даже другое государство уже было). Окончил заочно в 1994 году, т.е. я был уже с дипломами двух высших образований. Причем диплом вручал выпускникам Школы лично мэр г. Санкт-Петербурга Анатолий Собчак. «Неделю руки не мыли» (прим. смеется). Это было впервые, когда сам А. Собчак вручал дипломы выпускникам-юристам.

– Впечатления от учебы? Как учили раньше?

– Хорошие, отличные впечатления. Много общения, разных людей, профессора такие – полковники, суровые люди. Заставляли трупы вскрывать.

– Не думайте ребята, что я злобствую просто, – говорил один,

– Если вы приедете на место преступления, а там висит облезлый труп, воняет, мухами покрыт, а ты начнешь блевать, то толку с тебя, с твоей работы не будет. Тебе нужно отработать «от» и «до». У тебя должна быть невосприимчивость к внешним отрицательным, да и сильно-положительным раздражителям.

И вот он нас там гонял.

– И как у Вас это произошло в первый раз?

– Вскрытие? В ужасе от меня полковник был. Я его «заставлял-просил» найти аппендицит у трупа. Он сказал, что у трупа этого аппендицита нет, ранее удалён, а я ему что есть. Потому что, когда мы подходили к «экспонату», у него (у трупа) шрама от аппендицита не было. В итоге, нашел полковник этот аппендицит, только он, с другой стороны, оказался, ближе к спине. Повезло говорит покойнику, при жизни бы его «зарезали бы врачи точно», а так пожил ещё (прим. если бы прихватило). А потом подошел ко мне, похлопал по плечу и говорит: «Ты не забывай, дорогой, что тебе еще мне экзамен сдавать, раскомандовался тут, понимаешь!»

– Вы, командир, значит были еще из тех времен?

– Профессиональная неполноценность, да. Профдеформация называется. У меня в военном билете написано: командный состав. Плохой у меня характер, прямой…За что и страдаю.

Продолжаем беседу…

– Когда был еще во вневедомственной охране, меня командировали в следственный аппарат для практической работы как слушателя Академии. Я еще год с лишним следователем работал. Возбуждал и вел уголовные дела. Потом успешно перешел опять в пожарную охрану уже в качестве старшего юрисконсульта, в организационно – строевое отделение (кадры), 9 ноября 1994 года. Вот говорят, что нельзя два раза в одну воду войти, и вошел. Первый раз был принят на службу в пожарную охрану ровно 12 лет назад, именно за один день до окончания «эпохи Застоя» Л.И. Брежнева» 9 ноября 1982 года.

Дела совершенно другие уже стали. Кляузные, имущественные, правоустанавливающие, договоры, скандалы, в т.ч. и с личным составом. Одно из первых дел было…

В то время шла активно приватизация. В Валдае (прим. районный центр, город в Новгородской области) было такое Производственное объединение «Юпитер», делали оптику для военных и гражданских нужд (для оружия – прицелы, для биноклей, подзорных труб и т.п.). При этом заводе была объектовая пожарная часть и директор незаконно ее смог приватизировать. Сфальсифицировал наименование военизированной объектовой пожарной части, назвав ее административным корпусом, и приватизировал это здание пожарной части, как один из хозяйственных объектов в нарушение законодательства РФ «О приватизации». Тогда мне руководство поручило разобраться и что можно сделать в данной ситуации. Хотя надежды не было никакой! Я смог плодотворно поработать в архивах Администрации Новгородской области, со специалистами по приватизации пообщался. Подобрали документы, факты, все это проанализировали и вручили директору для принятия решения о возврате здания пожарной части в оперативное управление Государственной противопожарной службы (ГПС). (опыт следователя пригодился). При этом директору было объявлено: «Вот документы: один для прокуратуры, один для Вас, один для нас (для контроля). Принимайте решение. На основании этих документов Вам может быть инкриминирована статья Уголовного кодекса РФ с реальным сроком лишения свободы и с конфискацией имущества». А на следующий день был звонок «Приезжайте!» Я даже не понял… Директор решил не садиться в тюрьму, а отдать объектовую пожарную часть обратно. В это время городская пожарная часть г. Валдая находилась в церкви. В церкви стояли пожарные машины, госпожнадзор располагался на ярусах пристройки. А пожарные машины заезжали через Царские ворота! Это получается 94-95 годы. И вот, эта вся пожарная часть успешно переехала из церкви в расположение бывшей объектовой пожарной части, где до недавнего времени и располагалась. Вернули пожарной охране здание стоимостью почти один миллиард рублей по тем деньгам, а церковь освободили. Сделали богоугодное дело! Может поэтому и жив остался. Вернули, хотя никто и не надеялся даже, т.к. большие авторитеты подписывали документы о приватизации. Но видно, так было угодно не только пожарной охране! И договор подписали, в котором ПО «Юпитер» полностью содержит это здание. После этого некоторые товарищи из руководства ГПС сказали: «Да, юристы нам все-таки теперь нужны». Потом в Окуловке (прим. город в Новгородской области) захотели забрать здание пожарной части некоторые бизнесмены, все по суду вернули. А потом была, так называемая, цивилизованная передача объектовых пожарных частей в ведение пожарной охраны на добровольной основе. Кулотинская мануфактура, завод стекольный «Светлана» в Малой Вишере (прим. город в Новгородской области), Угловский известковый комбинат и некоторые другие. Все правовые вопросы мы и решали, и я в частности. В Чудово (прим. город в Новгородской области) фабрика шоколадная была «Кэдбери». Был заключен договор трехсторонний между «Кэдбери», пожарной охраной и Администрацией Новгородской области о строительстве современной пожарной части в г. Чудово. Строительство велось, денежные средства четко выделялись, работы оплачивались. Сейчас не знаю, функционирует ли она.

Также в 90-е годы велось строительство двух пожарных частей: в г. Новгороде на ул. Державина и в Новгородском районе в п. Панковка. Пока шло строительство, они были на балансе Администраций муниципальных территорий. На баланс пожарной охраны здания переходили только после ввода их в эксплуатацию с подписанием соответствующего Акта. Но этого не состоялось, и недостроенные объекты в мутные девяностые Администрации передали (прим. продали) другим владельцам. Эти удаленные пожарные части строились в соответствии с нормативными требованиями пожарной безопасности, но эти тогда ещё недостроенные пожарные части, к сожалению, «ушли» не в пользу городской пожарной охраны.

Застройка города Новгорода сейчас совсем другая, нежели я видел в проектах и на Плане застройки города тогда (с грустинкой).

Еще одна тема была. Я по собственной инициативе, но с разрешения руководства с архивными материалами работал, находил личные дела пожарных, которые работали в пожарной охране во время войны. Тушили пожары на неоккупированной фашистами территории Новгородской, тогда еще Ленинградской области, и не были награждены за этот самоотверженный труд. Человек двадцать или чуть меньше нашли. Медаль вручали «За боевые отличия» или «За трудовую доблесть», точное название сейчас не помню. Никто о них тогда и не думал. Что меня сподвигло на это, даже не помню. Может въедливость характера или стремление к жизненной справедливости?

– А из личного состава приходилось кого защищать?

– Многих. По разным вопросам, и личного характера, и по службе. Судебные дела были разные: о невыплате и задержке выплат денежного содержания, выходных пособий при увольнении личного состава, задолженностей пожарных частей за коммунальные и иные потребленные услуги, неправомерные обвинения в неправильном тушении пожаров, дорожно-транспортные происшествия… и другие дела, о которых я уже рассказывал ранее

– Сейчас тоже такое есть. Например, пожар в ТЦ «Зимняя вишня» (прим. г.Кемерово, 26 марта 2018 года), где погибло 60 человек, 37 из которых – дети. Начальник службы пожаротушения первого отряда противопожарной службы Андрей Бурсин получил шесть лет, начальник караула пожарно-спасательной части №2 Сергей Генин – пять.

– У нас, конечно, не такие пожары были. Но я считаю, что это проигрыш в целом системы МЧС. Потому что, когда была Государственная противопожарная служба в советское время, был и действенный отдел правового обеспечения.

– Сейчас тоже подобное есть.

– Да, но раньше другие люди были и другие приоритеты.

Федеральный закон № 69-ФЗ от 21.12.1994 «О пожарной безопасности» очень большой, объемный и значимый был. Там и льготы пожарным, и обеспечение жильем личного состава. Обязательства при капитальном строительстве, при реконструкции, ремонте, при сдаче объекта в эксплуатацию – добровольный сбор на обеспечение пожарной безопасности в размере 0,1 % от сметной стоимости строительства и капремонта. Освобождение от нотариальных сборов и судебных издержек, льготы по коммуналке в целом для всей пожарной охраны страны. Очень много вопросов в законе было. Потом это все исключили, как ненужный материал, с мутным обоснованием, что пожарная охрана якобы мешает развитию бизнеса и предпринимательству в России. Поэтому и стали возможны в настоящее время эти «наглые наезды» на пожарную охрану. Там четко были прописаны права (крайняя необходимость) руководителя тушения пожара (РТП) и личного состава дежурных караулов во время тушения пожара. Попробуй – ка сейчас «смахни бульдозером автомашины», которые около домов хаотично стоят и мешают пожарной техники и в целом тушению пожара, а раньше – без проблемы. Несколько лет назад пытались принять такой закон по транспорту, но как-то все стихло. Сейчас решать эти вопросы очень сложно. Это не простой вид деятельности (тушить пожары). Это война! Конфликт интересов! Не зря назвали: боевой Устав, боевой участок, боевое развертывание. Очень все непросто.

– Курьезный случай еще был… В СМИ прошла информация, что в одном из домов по ул. Щусева в Новгороде произошел пожар, на котором погиб молодой человек, студент Новгородского политехнического института. Назвали фамилию, имя, отчество. А в это время, этот названный гражданин сидел на лекции, а у него мама занимала определенное положение в Администрации области, имела определенный административный ресурс, пошел шум. Закончилось тем, что ее нерадивого сыночка из института исключили, потому что он передал свой служебный документ-студенческий билет своему товарищу, который успешно с дамочками «легкого поведения» обуглился в общежитии. Т.е. документ, обнаруженный при погибшем, последнему не принадлежал. А СМИ огласили его Имя по наличию документа. В скором времени и мамочка – активная защитница нарушенных прав своего сына, успешно покинула пределы Администрации.

Много разных случаев было…

– Чем еще поделитесь? Переход пожарной охраны в ведомство МЧС?

– Период болезненный. Входил в состав комиссии по подготовке и передаче всех служебных документов для перехода пожарной охраны из системы МВД в МЧС. Это очень был сложный и болезненный процесс для всей пожарной охраны. Ломалась система, традиции, менялись приоритеты.

Несколько месяцев непрерывно с документами все работали. Потом начался физический процесс доставки этих документов для передачи (и переработки) в СЗРЦ и в МЧС в Москву. Полмашины документов было! Тогда я понял, что долго в МЧС не проработаю, и принял еще тогда для себя решение уйти. Но все же прослужил в МЧС еще полтора года, а потом пошел в очередной отпуск, и подал документы на конкурс на замещение вакантной должности государственного служащего (начальника организационно-правового отдела) Судебного департамента РФ по Новгородской области при Верховном Суде России. Выдержал конкурс, и стал там работать.

В судебном департаменте проработал год, и после чего подал документы на конкурс в Арбитражный суд Новгородской области на замещение должности руководителя аппарата суда. Это обеспечение деятельности уже Арбитражного суда, при Высшем Арбитражном Суде. Причем, квалификационные требования на эту должность были выше, чем у судьи! У меня все это сошлось. И этот конкурс опять выдержал, утверждали мою кандидатуру уже в Москве. Предлагали и судьей стать.

– Почему отказались?

– Кто я такой, чтобы людей судить? Я буду решать чужие судьбы? Нет! Хотя чувствовал, что у меня для этого знания и опыт есть. Но знать и применять — это разные вещи. Кому много дано, с того многое и спросится! Подошел срок окончания пребывания в должности государственного служащего по возрасту. Имею чин госслужащего – государственный советник юстиции первого класса. Ранее даже и не предполагал, и не мог думать, что у меня будет такой чин.

После увольнения из судебной системы стал заниматься обучением мерам пожарной безопасности в одной из компаний Великого Новгорода. Вот такая у меня обычная судьба…

– Довольны ли Вы, что служили в пожарной охране, не жалеете?

– Я вообще ни о чем и никогда не жалею, не жалею и ни на кого никогда не обижаюсь! Доволен, что в пожарную охрану попал, что в армии служил, столько увидел, узнал, что в следствии работал. Это в кино интересно про следаков смотреть… Это черная пахота! Я приходил домой не раньше двенадцати часов ночи, до четырех утра на кухне печатал обвинительные заключения, а в шесть утра уже уходил на допросы, обыски и все остальные следственные мероприятия. Это жуть! Это не жизнь обычного человека, а это просто – такой образ жизни… А потом, еще десять лет работы в судебной системе, ну тоже о-ч-е-н-ь интересно!!!… Но как говорят философы: «Ничто Случайное Случайно не Случается!!!», Значит так нужно было для меня.

– А что пожелаете в преддверии Нового Года и Дня Спасателя своим бывшим сослуживцам, молодому поколению и тем, кто сейчас несет эту нелегкую вахту?

– Здоровья, любви, бодрости духа, радости, терпения, силы воли, счастья!!!

И мы пожелаем Юрию Ивановичу найти силы для восстановления здоровья после такой коварной болезни!