Меню
Наш телефон:
+7 (902) 147-09-99
Адрес:
г. Великий Новгород, ул. Зелинского 26, 1 этаж
Единый телефон службы спасения:
Мы продолжаем рубрику «История пожарной охраны глазами ветеранов».

3 сентября отмечает свой юбилей (80 – летие) один из старейших работников пожарной охраны Новгородской области, ветеран пожарной охраны Карманов Владимир Лаврентьевич, беседуем с ним.

– В пожарную охрану попал совершенно случайно. Закончив в 1958 году среднюю школу г. Пестово Новгородской области, стал думать куда поступать. Мысли были разные, сначала в мореходку. Посмотрел аттестат, рост, вес небольшой (родился в 41) какая мореходка… Школьные друзья поехали поступать, вернулись. Кто физику не сдал, кто по здоровью не прошел. Решил, буду работать в колхозе. А тут приезжает моя двоюродная сестра из Ленинграда и говорит мне: «Володя, я живу недалеко от пожарного училища, иногда хожу туда на танцы. У них красивая форма». Это все, что она знала о пожарном училище. Дала мне адрес: Московский проспект, дом149. Я возьми, и напиши туда письмо: прошу выслать условия приема. И буквально через неделю приходит письмо, напечатанное типографским способом, условия приема, по окончании: звание – лейтенант, техник. А я хотел быть военным, кино любил военное, все фильмы смотрел. И я стал готовиться, поехал туда и поступил. Правда, проблемы были. После сдачи экзаменов собралась мандатная комиссии, так она называлась раньше. Стоит начальник училища, такой полковник Пономарев, красивый мужчина, кругом преподаватели все в форме, по одному вызывают нас и беседуют. Я вошел, он и говорит ни к кому, не обращаясь: «Сколько у нас трехколенная лестница весит?»

– 45 кг, т. полковник!

– Ну, где же ему поднять?

Ну, я ,честно говоря, думаю, все. И вдруг один старший лейтенант из комиссии говорит: «А Вы помните т. полковник, и называет фамилию курсанта, такой же был, вырос, и этот вырастет.

Вырастет? Вырастет… Вот почему этот старший лейтенант так сделал? Я не знаю до сих пор. Думаю, у этого преподавателя я буду учиться на одни пятерки. Он мне как бы дорогу дал, открыл. А он преподавал политэкономию, а я ее не любил, но учился. И вот с этого дня у меня началась жизнь на пр. Московском, дом 149, 1958 год.

Училище — это была великая школа, я потом только начал понимать. Я ведь из деревни (д. Нива, Воскресенский сельсовет, Пестовский район). Когда писал письма домой, смеялись, что я из деревни. Почему? Потому что у нас в группе все ребята были из городов, больших городов (Москва, Нижний Новгород, Ижевск, Архангельск, из Прибалтийских республик), подкованные такие, а я чего? В деревне мало было информации, питал как губка все от них. На курсе было 10 групп по 25 человек. Одной из групп был командиром Макаров Валентин Александрович (в последствии возглавил пожарную охрану Новгородской области – прим.). В одной казарме жили. Трудно было, трудно, иногда тяжело, потому что был военный порядок, воинская дисциплина в полном смысле этого слова. Было выдано оружие всем. Карабин! Время такое было, и видимо было принято решение о выдаче оружия курсантам пожарно-технического училища. Мы на стрельбища ездили. Летом были военные учения на местности. Дисциплина, рациональное время проведения занятий, зарядка каждый день. Встал, на зарядку в любое время года, в любую погоду: дождь, мороз, жара, только на улице. Закалка. Летом по пояс голые, зимой в нательных рубашках. И занимались спортом. Спортзал был огромный. Занимался и борьбой, самбо. Преподаватели – замечательные. Я за первый год учебы вырос на 16 см: режим питания, сон вовремя, отбой вовремя, подъем вовремя, дисциплина. Это великое дело! Училище очень много мне дало, очень много. Закончил его не плохо, без троек. Распределение тогда было. Ну, куда? В Новгород, в Новгород!

По распределению поехали все шесть человек: Макаров Валентин Александрович, Сидоров Виктор Васильевич, Карманов Владимир Лаврентьевич, Андреев Николай, Баулин Владимир и Гужев, к сожалению, имя забыл, он погиб в первый год работы в ДТП, молодой…

Приехав в Новгород, я получил распределение в Мстинский район, центром которого был п. Пролетарий. Там был и райком партии, райисполком, отдел милиции и все организации, которые были при советской власти. Макарова В.А. и Сидорова В.В. направили работать в отдел пожарной охраны (областной аппарат). Пожарная охрана тогда входила в состав Министерства внутренних дел. Баулина В. направили в г. Боровичи Новгородской области.

Проработал в отделе п. Пролетарий почти три года. Сначала исходил весь район пешком. Транспорта не было, дорог не было, связи толком не было. Заодно познал и работу милиции, ее специфику. Эта работа очень непростая. Коллектив был очень хороший.

Потом мне дали мотоцикл с коляской, старенький. Сообщения о пожаре приходили на стационарный телефон или нарочным. И вот, на пожары, в командировки ездили на этом мотоцикле. Зарплата была мизерная, даже по тем временам, 70 рублей, на производстве тогда получали 100-120 рублей. За звание не платили. 2-3 дня живу на зарплату, долги отдаю, и уезжаю в командировку.

Где-то в 1963 году Мстинский район ликвидировали, и объединили с Новгородским районом, укрупнили, и в Новгородском районе создали инспекцию Государственного пожарного надзора. Начальником инспекции ГПН НР был назначен Сеченников Алексей Николаевич. Очень высокий человек, у него кулак, как детская голова был. Очень энергичный, очень грамотный по вопросам пожарного дела. Профессионал! Очень хороший человек был. Единственное, грамотности маловато было. Пытался написать книгу о тушении торфяных пожаров, я видел его рукописи, но не хватило ему, наверное, литературных каких-то знаний. В военное время не до учебы было.

В Боровичах во время войны была образована школа младшего начальствующего состава пожарной охраны, он занимал должность заместителя начальника школы. Когда во время войны там бомбили железнодорожный узел, он участвовал в тушении пожара и его контузило.

Тогда была профессиональная пожарная охрана, гражданские люди, до 60 лет работали. Везде вольнонаемные, профсоюзные работники, даже инвалидов принимали. Зарплаты мизерные. Суточно ходили дежурить в караул, сутки через двое, позже установили сутки через трое. Штаб пожаротушения был создан при профессионалах.

При проверке одной из пожарных частей дали команду: «Боевая тревога». Встали на водоисточник, один из водителей пожарной автомашины как давление дал, а у пожарного ствол был литера «А», вырвал его из рук, по сапогам, и каблуки отлетели. Я потом водителю говорю: «Ты что такое давление сразу дал? Давление надо поднимать медленно, мы все рукава порвем! Ты человека чуть не убил!». Да… Как работники пожарной охраны ребята были закаленные, смелые ребята, не берегли себя, шли в огонь, не боялись, военным временем закаленные.

Первая военизированная пожарная часть образовалась в 1966 году на Новгородском химическом комбинате (в настоящее время ПАО «Акрон», прим.) по охране химкомбината. И Сеченникова А.Н. направили туда, зная его организаторские способности, его активность, кроме него никто, наверное, не смог бы справиться. Ездили перенимать опыт о деятельности военизированных пожарных частей в Калугу. Увидели много разбитых пожарных машин. Оказалось, что они приняли не опытных водителей, мы это уже учли у себя и пересадили на пожарные машины старослужащих.

Там было построено пожарное депо. А я в это время уже работал в областном отделе пожарной охраны 1965-66 гг. Куратором (наставником) моим был Карпов Павел Алексеевич, заместитель начальника отдела пожарной охраны. Он научил меня составлять документы правильно. Писать документы надо тоже уметь. В дальнейшем военизированная пожарная охрана была создана в Новгороде, а потом и в Новгородской области.

По семейным обстоятельствам перешел на работу на химкомбинат к Сеченникову А.Н., начальнику первой военизированной пожарной части, на должность старшего инструктора, спустя некоторое время назначили на должность заместителя начальника. Женился, жить негде, а на «Химии» жильем обеспечивали. Правда, его надо было тоже заработать. И, выделили мне комнату, ширина комнаты на вытянутые руки, футляр. С женой прожили вместе 53 года, до сих пор не могу смириться с ее уходом…

В инспекции на химкомбинате работало 5-6 человек. Мы ходили по цехам проверять пожарную безопасность, проведение огневых работ. Сложность заключалась в том, что кроме действующих цехов велось строительство, ежедневно там работало 7 000 человек. Пожары? Пожары бывали…Но в основном горели бытовки строителей. Работники оставляли без присмотра тены электрические, сушили одежду, происходили загорания. Полномочий по привлечению к административной ответственности у нас не было. Мы составляли протоколы об административных правонарушениях и направляли их на рассмотрение в г. Новгород, городской аппарат пожарной охраны. Начальником инспекции ГПН городской был Анисимов Анатолий Николаевич. Боялись ли тогда инспекцию, слушались на химкомбинате? Что меня тогда поражало, насколько люди были дисциплинированы, очень грамотные, знающие свое дело и там было легко работать. Любое предупреждение, любое замечание, выполнялось моментально! Реакция была сразу на устранение нарушений пожарной безопасности. Штрафовали в основном строителей, а так, чтобы руководство химкомбината, нет. Еженедельно по понедельникам были планерки с присутствием инспектора ГПН. Директор комбината всегда спрашивал, есть ли замечания по обеспечению пожарной безопасности на объекте или нет.

Что касается случаев…Работали мы в обычном режиме, и вдруг, как бабахнуло! Что не нужно было и тревогу играть. Где-то чего-то рвануло, и мы выехали по этому сигналу (взрыв). Проезжая через проходную уточнили, что и где. Цех компрессии метанола, там взрыв был. Приехали, немного горело, потом огонь пропал. Но в цехе не оказалось ни одного целого стекла, ни одной двери, все было выбито. А суть дела какая была? Работала ремонтная бригада химкомбината, ремонтировали оборудование. На газопроводе давление 360 АТМ, в трубе 360. Они поработали, перерыв – перекур, автоматика – кнопка отключена. Шел начальник цеха, чего ему вздумалось, он кнопку нажимает и идет дальше, открывает газ, газ наполняет цех, а цех 200 на 50 м, а там стоят газовые установки, огромнейшие установки компрессорные, 360 надо давить же…А на последнем компрессоре что-то паяли, и рвануло. Т.е. газ и огневые работы…несовместимые вещи. Замечательно, что ни начальник цеха, ни паяльщики – никто не пострадал. Направленность взрыва была такая, и конструктивно это было обусловлено, давление во все стороны одинаковое. Газ перекрыли, и горение прекратилось. Вот такой был случай. Удачно закончилось для людей, да и для города. Я больше всегда боялся за склад метанола, он хоть и подземный, но опасный. Метанол-жидкость, хоть и горит, а пламени не видно, только что воздух шевелиться, и все. На этом складе часто проводились пожарно – тактические учения, чтобы было и работало оборудование, предназначенное для такого пожара, и люди (работники и пожарные) знали, что делать. Техникой и оборудованием мы хорошо были обеспечены за счет средств химкомбината. Сначала были ПМГ – 19 (пожарная машина на базе автомобиля ЗИЛ, 19-номер модели), ПМЗ-27, потом ПМЗ -63, ПМЗ-137 (вездеход). Техника была на уровне по тому времени. Автоматические системы пожаротушения, сигнализации, оповещения – все было, все работало. Прямая связь и резервная с пожарной охраной была. Из средств защиты органов дыхания и зрения у пожарных на вооружении стоял КИП-5 (кислородно-изолирующий противогаз) для работы на пожарах. На химкомбинате проходили «обкатку» все выпускники пожарно-технического училища. Самый сложный, опасный объект на территории области. Сразу в пекло… Опыт наработал… Проработал 7 лет. Руководителем пожарной охраны Новгородской области на то время был Кальм Аркадий Алексеевич.

Потом к нам приехал «варяг» из Сахалина – Шкодяк Петр Андреевич на должность начальника пожарной охраны Новгородской области, романтик. Я думал, что он в первую очередь посетит химкомбинат, как делали его предшественники, а он начал с объезда территорий области. Именно Шкодяк П.А. предложил мне должность начальника отделения техники и средств связи пожарной охраны областного аппарата, отработал там 12 лет. Я перешел, а вместо меня назначили на химкомбинат Кудряшова Владимира Николаевича. Тогда все было в здании УВД НО, в угловом доме на БСП 2. Это был 1974 год. Затем ОПО размещался в общежитии УВД НО на Григоровском шоссе, потом в пожарной части на Григоровском шоссе (пр. А. Корсунова. 26, прим.) В здание на Прусской переехали гораздо позже.

Раньше было принято строить пожарные депо совместно с жильем, для проживания работников пожарной охраны, чтобы всегда рядом.

В области было много техники, одних водителей было более 300 человек.

Мне надо было и сотрудников на должности в отдел подбирать. Пригласил Рудковского Сергея Борисовича (он в ОБХСС работал, закончил Ленинградский электротехнический институт, нам такие кадры нужны были) побеседовал, пригласил на работу, согласился. Потом он занял должность начальника технического отряда пожарной охраны, который располагался в п. Волховский. Очень много сделал в плане развития связи в пожарной охране. Хорошо себя зарекомендовал, закончил службу полковником милиции.

Одним из моих подчиненных был и Семенов Валерий Сергеевич, я его нашел на заводе «Старт», мне нужен был инженер, а тогда брали с гражданки и в милицию, и в пожарную охрану.

Он согласился, а потом и меня перерос, став в последствии начальником кадров ГУ МЧС России по НО. Ученики переросли учителя, как и должно было быть.

Курьезных случаев не припомню, не до юмора было. Командировки постоянные, комплексные проверки подразделений, работы было много.

Получил высшее пожарно-техническое образование в Москве: «Высшая школа МВД СССР», факультет инженерной противопожарной техники и безопасности уже при Макарове В.А. (начальнике пожарной охраны Новгородской области). Валентин Александрович был непростой человек, не просто было с ним работать. Но меня удивляло всегда то, что он не только к нам (подчиненным) относился жестко, но и сам к себе. Он сам себя не жалел. Это меня поражало. Ему -то доставалось. И замом, когда был, и начальником. Все пожары по области, оперативная работа и днем, и ночью…Как он все это переживал? Я не знаю. Работал не покладая рук. Он много учился, много уделял внимания учебе, делал все сам. Аналитик хороший был. Он много сделал для развития пожарной охраны Новгородской области.

На пенсию я вышел с должности начальника отделения гражданской обороны и мобилизационной работы пожарной охраны Новгородской области в 1988 году подполковником внутренней службы с 29 годами стажа.

Трудовую деятельность продолжил и на гражданке, отработав еще 24 года. Сначала начальником пожарно-технической выставки, что и сейчас существует в пожарной части на ул. Михайлова, 27, затем с 1997 года директором Новгородского отделения «Фонд пожарной безопасности». Фонд был создан по Постановлению Правительства РФ, источником финансирования было капитальное строительство, ремонт зданий 1% сметной стоимости, 2 % отчисляли страховые компании от получаемой прибыли. Средства, которые поступали в фонд шли на нужды пожарной охраны: на приобретение пожарных машин, пожарно-техническое вооружение, строительство пожарных депо по решению попечительского совета, председателем которого был Мокеев Владимир Александрович, последний из руководителей пожарной охраны Новгородской области с системе МВД.

– Оглядываясь назад, не жалеете, что судьбу свою связали с пожарной охраной?

– Ни одной минуты! Наоборот, мне очень повезло с руководителями, где бы я не работал….